Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:35 

Это не так страшно, как описано в шапке=)

Название: Рискованная близость
Фандом: Bleach
Пейринг: Пустой Ичиго/Инуэ
Рейтинг: R
Жанр: что-то такое психологическо-романтическое... Гет.
Размер: мини, 2521 слово
Саммари: мирные дни, мирное время и куча проблем личностного толка...
Предупреждения: возможно расхождение с каноном
От автора: написано для Shiroden

Часть 1. Игра чувств


Переверни мой мир понарошку,
Чтоб отлетела моя голова.
И ты потерялась в словах, моя крошка,
И медленно таяла, как на углях.


**апреля

Я внимательно рассматривал плачущую девчонку и никак не мог понять, какого чёрта Король так рвался её спасать. Стоило только вспомнить, с каким ужасом она смотрела на него тогда. А теперь вот в любви призналась. Смешно. Даже я знаю, что страх и любовь между собой не уживаются. Преклонение, страсть, одержимость, но не любовь. А Королю её жалко, до слёз, до спазмов в горле, потому что она вся такая бедная и несчастная, аж тошнит. И вот он стоит дурак дураком и не знает, что ему делать. Хмм…а почему бы и нет? Давно я не выходил на прогулку.
— И что ты хнычешь? — металлическое звучание моего голоса заставляет её вздрогнуть. — Ты же с самого начала знала, что это безнадёжно.
Эта дура снова вздрагивает, отнимает от лица ладони и неуверенно спрашивает:
— Куросаки-кун?
— Без пяти минут как.
Её глаза поднимаются очень медленно, расширяясь всё больше и больше, по мере того, как сначала в вырезе рубахи ей открывается белая кожа, затем чёрные губы и наконец чёрно-жёлтые глаза пустого. Мои, между прочим, глаза. А ещё я ухмыляюсь, погано так и пугающе, отчего её ротик начинает дрожать.
— Страшно?
Губы её почти не слушаются:
— Не-е-эт.
Я скептически изгибаю бровь:
— Неужели? — и обрубаю: — Себе-то хоть не лги, дура. Тебя ноги едва держат. А ты о любви говоришь.
Сейчас моё лицо так близко, что наше дыхание смешивается:
— Я такая же часть его, как и он меня. И если ты хочешь быть с ним, то тебе придётся быть и со мной.
Ну не говорить же ей, что это невозможно в принципе? И так вон на асфальт осела. Ничтожество.
— Бывай, красотка.
Через пару кварталов можно будет и поменяться с Королём обратно. А то он такой добрый, ведь непременно же бросится её утешать, или ещё что похуже. В общем, испортит всё. А к тому времени, она уже домой уползёт, заливать неприятности холодной водой в ванной.
Воздух здесь приятный, влажный, прохладный, а погода не зависит от настроения одного придурка. Вот где сейчас совершенно отвратительно, так это в его внутреннем мире. Пусть сам и мокнет из-за собственного идиотизма.

несколько недель спустя

В этом проклятом перевёрнутом мире нет солнца. Есть омерзительно голубое небо, кучерявые тряпки, изображающие облака и твёрдые раскалённые стены, заменяющие пол. С недавнего времени здесь нет старика Зангетсу. Не удивлюсь, если он позволил мне себя поглотить только ради того, чтобы больше не видеть этого пустынного места. Самое оно, по его мнению, для меня. И здесь скучно. Просто чудовищно, почти невыносимо, до звериного воя. Невозможно забыться даже сном, потому что перепады настроения Короля весьма…неприятны, знаете ли. А если учесть, что этот болван начинает сокрушаться по любому маломальскому поводу, то только самоубийца рискнёт здесь спать.
Но в последнее время у меня появилось персональное развлечение. Всё-таки Куросаки та ещё сволочь, этого у нас не отнять: он скинул все разборки с этой рыжей девицей на меня. Впрочем, я не против — когда ещё выпадет шанс безнаказанно сменять его в теле и разгуливать по внешнему миру?
Одно плохо, сегодня здесь тоже идёт дождь. Правда, тёплый, правда, почти приятный. И она, эта Инуэ, звонко шлёпает по лужам за моей спиной, силясь догнать. И ведь её не останавливают ни побелевшие волосы, ни многообещающий смешок. Забавно.
— Куроскаки-кун.
— Ну?
Да, я — сама любезность. А вы думали?
— Я…
Опять зонтик забыла. Эх, не ценит она своего счастья, во внутреннем мире такой удобной штуковины нет. И волосы у неё уже мокрые, облепили голову, шею, плечи и спину, как на какой-нибудь европейской статуе. Красиво, конечно. Орихиме вообще девушка красивая. Был бы Ичиго нормальным… Ну да что мечтать о несбыточном.
— Я хотела тебя пригласить… к себе.
Я представляю, какого размера мои глаза. И понимаю, что блюдца гораздо, гораздо меньше. О чём думает эта курица, хотел бы я знать?! А чёрт, хорошо, что не знаю.
— У тебя с головой всё в порядке? — от моего шипения она вжимает голову в плечи. — Ты хоть соображаешь, кого приглашаешь?
— Т..
— Не слышу.
— Т..тебя.
— Меня? Пустого? Или обожаемого Куросаки-куна? Сначала пойми разницу, дура.
Интересно, это просто дождь или она уже успела разреветься?

несколько дней спустя

Определённо, женщины — существа странные. Я даже начинаю понимать, почему Король не желает иметь с ними ничего общего. Станет нормальная девушка бегать за парнем, давшим ей отворот-поворот самым жестоким способом? Вот и я думаю, что нет. Впрочем, кто сказал, что рыжая нормальная? Вот опять стоит напротив Короля и преданно заглядывает в глаза. Сегодня он, удивительное дело, меня на неё не напускает. Даже обидно. Я столько ей провокационных вопросов придумал.
— Куросаки-кун.
Меня уже тошнит от этого обращения. Ведь имеет же право давным давно называть по имени. Так, это была не моя мысль!
— Инуэ…я…
Давай, скажи уже ей, о ком грезишь по ночам! А потом эти грёзы в жизнь воплощаешь.
— Куросаки-кун, я бы хотела…
А ей идут нахмуренные бровки. Чёрт, о чём я думаю…
— …поговорить…с другим Куросаки-куном.
Ха-ха. Что?! Она определённо спятила. Я-то ей зачем?
Король ошалел не меньше.
— Инуэ, ты…
— Пожалуйста.
Меняемся? Мне интересно.
— Я слушаю.
Так. Я уже сошёл с ума или у неё в глазах действительно радость?
— Я подумала над твоими словами.
Какое достижение.
— Я хотела пригласить тебя. Хочу…то есть…
Слова всегда подбирать трудно. Кто бы мне сказал, во что я собираюсь вляпаться?
— Ладно.
Она не верит. Эта дура действительно не может поверить сначала, а потом… Кажется, про такое выражение лица говорят «расцвела». Идиотка.
— Что встала? Веди уже.
Грубость универсальна. Как бы вы не были растеряны, она никогда вам не изменит.

несколько часов спустя

Инуэ аккуратно, почти бесшумно, поставила свою мисочку на стол и робко посмотрела на меня.
— Тебе понравилось?
— Нет. Готовишь ты отвратительно.
Энергия лишней не бывает, пусть не обольщается чистотой моей посудины.
Она огорчённо вздохнула и нерешительно коснулась рисоварки. Подсунутая в недвусмысленном жесте миска её удивила:
— Но…
— Клади. И не забудь полить этой гадостью.
Я не добрый. Я злой и очень голодный. И жадный до всяких ощущений.
Блаженное молчание длилось ещё минут пятнадцать. Единственное, что его портило — это её странные взгляды. Я, конечно, мало что понимаю в девушках, но даже мне настойчивость и болезненная радость от общения с пустым кажется ненормальной.
Палочки стукнулись о пустое донышко, и я поставил миску на стол. Хватит.
— Ещё?
— Нет.
«Спасибо» она от меня не дождётся. Чёрт, чем я вообще занимаюсь? Моя прямая обязанность свести одного не в меру сентиментального Короля с ума, а затем занять трон. Ну а потом… А что потом? Неприятный вопрос. Чем больше я о нём думаю, тем более неприятным он становится. Почему-то превращаться окончательно мне… не страшно, нет, просто не хочется. Не думаю, что мне понравится Голод…
— Куросаки-кун?
И вот что она мне в глаза заглядывает, а? Ещё и через стол, и голову наклонила так, что у меня глаза разбегаются: то ли уделить всё внимание груди, то ли бёдрам, то ли красивому изгибу шеи… Проклятье! Как это называется? Влечение? К этой дуре?! Слов нет… цензурных. Пожалуй, идея окончательного высвобождения начинает казаться мне не лишённой привлекательности. Или это не поможет? К этой сволочи Урахаре я с данным вопросом точно не пойду…
— Что?
— Я…
Она так странно замялась, а вот до меня постепенно начало доходить. Румянец этот, приглашение, навязчивость… Вот чёрт.
— Ты что? — Девчонка сжалась от моего шипения. — Влюбилась? В Пустого? Идиотка!
Изящная миска рассыпалась на маленькие, маленькие осколочки. Я её убью. Прямо сейчас и плевать мне на последствия! Мои пальцы с силой сжали ворот её футболки, жаль не горло, и я вздёрнул её на ноги, почти не оставив расстояния между нашими лицами. Как бы она не померла от яда в моём голосе:
— А теперь напряги свои куриные мозги и запомни: я. Тебе. Не. Король. Поняла? Добренький и миленький. Я Пустой! Всё, что меня волнует, это сила и еда, поняла! Мне плевать на тебя и твои чувства! И вообще тебе не помешает хороший психиатр, потому что только ненормальная может вообразить, что влюбилась в тварь вроде меня!
Я всё-таки сорвался на ор. И отшвырнул её, как подвернувшуюся под ноги шавку. Резко крутанувшись на пятках, я ушёл. К сожалению, недостаточно далеко, чтобы не расслышать:
— Тогда почему тебя это так волнует?
Я её убью.

Часть 2. Спор о пролитом молоке


Переверни мой мир наизнанку,
Чтоб треснула кожа в экстазе по швам.
В этих краях ты всегда иностранка,
И не понятно, откуда пришла…


**мая

Очередная «тряпка» медленно ползла по здешнему небу. Горячая бетонная плита грела мне спину, а я пытался понять, действительно ли Король такой идиот, каким хочет казаться. Девяносто из ста, что да, несомненно. Нет, это надо было ляпнуть, что «почему бы и нет»?! У меня начинает складываться ощущение, что Урахара их всех чем-то опоил, с него станется. Как иначе объяснить это массовое помешательство? Один трахается с парнями и шарахается от женщин, другая бегает за пустым — сумасшедший дом на выезде. А посреди него я аки добрый доктор… Б-р-р.
Ненавижу это место. Лучше быть пустым, чем иметь такой внутренний мир. Герою, конечно, в самый раз, а вот для постоянного проживания он абсолютно непригоден. Мысли здесь приобретают особую навязчивость и бесплодность, буквально ввинчиваясь в виски. И скука, скука, скука, возведённая в куб однообразия.
— Куросаки-кун…
Что я говорил о скуке, Король? Забудь, пожалуйста! Только не надо меня к ней! Пожалей, если не её, то меня!
Проклятье.
— Ты утомила меня, женщина.
Звучит как-то по-улькиорровски, но уж больно точно. Всё-таки этот несчастный долго с ней возился. Кстати, уж не из-за него ли она изменила своё отношение к пустым? Хмм… пожалуй, я пересчитаю ему рёбра при случае.
— Куросаки-кун…
Такие молящие интонации. «Бери меня, я вся твоя…» Нехорошо так искушать, можно нарваться.
Я резко развернулся и буквально впечатал её в стену собственным на данный момент телом. Левая рука слегка подрагивала в моей немилосердной хватке, но правую девчонка так и не подняла. Эта дура зачарованно смотрела мне в глаза и даже не собиралась сопротивляться!
Отшатнувшись, я зло сплюнул и убрался обратно. Мне всё это чертовски не нравится. Вот только понять бы, что больше: её поведение или моя на её близость недвусмысленная реакция…

несколько недель спустя

Мне хочется побиться обо что-нибудь головой, но вставать — лень. Я сижу в этом пустынном месте безвылазно несколько недель: Королю страшно не понравилась моя выходка в отношении Инуэ. Интересно, он разозлился, что я её прижал, или, что я её не поцеловал? Придурок на этот вопрос отвечать отказался, и, поизмывавшись над ним полдня, я отстал.
Мне скучно. И плохо, потому что во время короткой дрёмы мне вспоминается эта рыжая. От мыслей о ней вообще не удаётся избавиться. Никак. У меня появилась привычка — облизывать губы, постоянно. Я всё-таки жалею, что не поцеловал её. Это было бы забавно.
Чё-о-о-о-р-р-р-т!
Это мысли Пустого? Нет! Это мысли шестнадцатилетнего полудурка с ярко выраженным спермотоксикозом. Интересно: это всё-таки моё, или это своеобразная сублимация Короля? Вот Урахара бы развлёкся… но кто ж ему скажет?!
Эй, Король!
Выпусти меня, я буду хорошим… Правда!

несколько дней спустя

Сегодня во внешнем мире пасмурно. Надо же, а ведь я соскучился по дождю… кто бы мог подумать. Наверно, всё дело в том, что этот дождь другой: более тёплый, более… нежный, что ли?... более живой. Точно. Ничего общего с холодными режущими струями, льющимися во внутреннем мире. И воздух, свежий, чуть пьянящий, будоражащий…
Мы с Королём договорились об условиях моего «выгула». Два часа в день, только чтобы никого рядом. И да, никакой Инуэ. Блин, он тогда так это сказал, как будто эту муть я затеял! И вот будут мне после этого говорить о «золотом сердце» Куросаки-куна. Тьфу, до сих пор во рту мерзкий привкус стоит…
В последнее время я всё больше думаю об окончательном высвобождении… Сколько бы проблем это решило! По крайней мере, я подозреваю, что Голод лучше этого прозябания. Раньше было весело: доводить Короля, упиваться его страхом, пробивать стены головами всяких шизанутых самоубийц… А сейчас? Воевать не с кем, измываться над Ичиго и выслушивать его истерики — надоело. И в голове крутится всякий слюнявый бред, запомнившийся из романчиков, которые Кучики читала вслух.
Омерзительно.
Кстати, изнутри уже болезненно свербит что-то странное. Может, обращение уже началось? Хорошо бы…
Всё-таки утверждать, что мы с Королём одно целое, сейчас нельзя даже с большой натяжкой. Чем больше времени проходит, тем чётче наше с ним различие. А значит, когда-нибудь мы либо насмерть передерёмся за это тело, либо придется найти способ разделиться. Мне-то, конечно, всё равно. Лишь бы избавится от этого придурка…
К спине прижалось что-то тёплое и мягкое. Я удивлённо выдохнул, но не смог обернутся, потому что талию обхватили тонкие, но сильные руки. Очень такие знакомые руки.
Вот тебе и никакой Инуэ!
Я уже открыл рот, чтобы высказать всё, что я об этом думаю, но почему-то промолчал.
Да что со мной, дьявол побери, происходит?!
Хороший, а главное своевременный вопрос, отвечать на который нет никакого желания.
Я не помню, сколько мы так стояли. Моя решимость исчезла в неизвестном направлении, Король тоже не вмешивался… а мне было хорошо. Как-то так странно, немного тревожно и просто бессовестно хорошо, что прекращать это не хотелось.
Её ладошка решительно сжала мою руку, и я беспрекословно пошёл за девушкой. Будь, что будет, а там разберёмся…

несколько часов спустя

Губы у неё тёплые, мягкие, податливые, такие так и хочется смять жёстким поцелуем.
Кожа нежная, шелковистая, мгновенно покрывающаяся мурашками, отчего лёгкий пушок становится более заметным.
И вся она, скованная, зажатая, но уверенная, настойчивая… жадная.
Это просто какое-то сумасшествие… Внятно даже думать не получается, только изнутри распирает, подминает что-то такое властное. Оно похоже на Голод, такое же мучительное, но слаще. Да, намного слаще…
Бред. Хочется, чтобы он не кончался, и одновременно, чтобы длился вечно.
Она вскрикивает, но не отталкивает. Наверное, чувствует тоже самое. Потому что прижимается ещё сильнее, двигается, судорожно царапает мою кожу, прихватывает её губами.
Такое ощущение, что кровь заменили каким-нибудь гайдзинским газированным вином, коварно лишающим остатков разума.
Не сожрать бы её в таком состоянии…
Хотя Голода по-прежнему нет. Странно, что я его вообще не ощущаю.
Чёрт, как же хорошо.
Новая волна ощущений накрывает с головой, словно поднимает на самый пик и наконец-то выплескивается, принося звонкое опустошение.
Некоторое время мы лежим неподвижно, переводя дыхание, дожидаясь, пока наши тела перестанет трясти.
В который раз за это время?
Чтобы я помнил…
Приподнявшись на локтях, я выскальзываю из неё и встаю. Ноги ощутимо подрагивают, да и тело какое-то усталое, непослушное.
Молча протягиваю Орихиме руку, помогая встать. Ей ещё хуже.
Идти получается с трудом, но мы упрямо плетёмся в ванную.
А там скользкий холодный кафель.
Но стоять ведь и не обязательно: ванна достаточно большая.
Теперь главное не уснуть…

Эпилог


… Рискованная близость
не разорит меня…


Морская вода просто нестерпимо горькая и едкая, такое ощущение, что останешься без глаз и языка. Я остервенело отплёвываюсь и смахиваю её с лица под звонкий смех Орихиме. Всё ей весело…
Солнце жарко дышит в затылок, нестерпимым блеском распыляется по водной глади, так что невольно вышибает слезу. Или это не слёзы?
Дружки Короля старательно делают вид, что не замечают меня, но что-то плохо у них получается. Я даже отсюда слышу, как скрипит зубами Квинси.
А нечего было клювом щёлкать: девушки они такие, всю жизнь ждать не будут, пока с духом соберёшься.
А впрочем, какое мне до него дело?
Рыжая виснет на моей шее и, естественно, утягивает под воду.
Хорошо хоть рот успел захлопнуть.
Из всей компании на пляже один Урахара кажется довольным жизнью, и лично меня это пугает. Каждый раз, когда у него было такое выражение, нас с Королём ждали неприятности. Хочется верить, что обойдётся, но я никогда не был оптимистом.
А ладно. Чёрт с ними, со всеми. Я сюда приехал отдохнуть! И у меня осталось всего полчаса…
Интересно, есть тут какой-нибудь уютный закуток?
Не на глазах же у этих целоваться…

@темы: размышления, пейринги, Ичиго, R, фанфикшн

Комментарии
2009-12-13 в 04:12 

классно :hlop:

2009-12-21 в 19:27 

sql
приятно читать...
Такие герои у вас ... в общем знают чего хотят Не маленькие...

2010-01-27 в 22:48 

Dark Smile
"Ты похожа на девственницу, которая лежит на кровати усыпанной цветами. Мне это нравится." (Гильгамеш)
КЛАССС!!! СУПЕР!!!!!!!! Мне оч понравилось.... пустой, как пустой, передан его характер..... класс:)))) вы молодцы!

2010-05-16 в 16:14 

С первого взгляда он некрасив, со второго - безобразен. Только речи его горячи, только прочь, сомнения, прочь! Самый звонкий крик - тишина, самый яркий день - ночь! (с) Пикник - "Самый звонкий крик - тишина"
Красиво написано....Здорово. Интересные эпиграфы. Это из песни? Можно узнать чьей?
С уважением, Тиф.

2010-05-16 в 23:39 

Митифа Данами, это из песни Би-2 "Тесла":shuffle2:
Очень рада, что всем так нравится)))

2010-05-23 в 15:47 

С первого взгляда он некрасив, со второго - безобразен. Только речи его горячи, только прочь, сомнения, прочь! Самый звонкий крик - тишина, самый яркий день - ночь! (с) Пикник - "Самый звонкий крик - тишина"
Aleore@Gatto Вам спасибо за такую красивую работу=)) *ушла в папку "Моя музыка" за песней*.

2010-05-23 в 16:01 

С первого взгляда он некрасив, со второго - безобразен. Только речи его горячи, только прочь, сомнения, прочь! Самый звонкий крик - тишина, самый яркий день - ночь! (с) Пикник - "Самый звонкий крик - тишина"
Aleore@Gatto Вот только маленький вопрос:
Давай, скажи уже ей, о ком грезишь по ночам! А потом эти грёзы в жизнь воплощаешь.
Действительно интересно, о ком?

2010-05-30 в 20:04 

С первого взгляда он некрасив, со второго - безобразен. Только речи его горячи, только прочь, сомнения, прочь! Самый звонкий крик - тишина, самый яркий день - ночь! (с) Пикник - "Самый звонкий крик - тишина"
Aleore@Gatto О, не будьте букой! Я же на (пардон) какашку изойду от любопытства.=)) Не хотите здесь - хоть слово в умыл. Позязя!

   

Bleach!

главная