Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:31 

Акон/Шухей

"Думаете ли вы, что можете, думаете ли вы, что не можете, вы абсолютно правы"/ "Если у Вас за спиной кричат «Дурак!», то это не повод оглядываться"
Пришел еще с одним мини...
Не совсем это правда ПВПа, и не совсем Нца...

Название: Забыться на время
АВТОР: Gin-no heishi
Бета: Wakamizu
Фендом: Bleach
Пейринг: Акон/Шухей
Рейтинг: NC17
Жанр: PWP
Размер: мини
Дисклеймер: бред – мой, персонажи – Кубо (хотя, надеюсь, он не знает, что вытворяют с ними фанаты)
Предупреждения: слэш
Комментарии: PWP – не мой жанр… но для разрядки попробовал.


Хисаги всмотрелся в клубы густого, поднимающегося изо рта дыма. Рука с наспех скрученной сигаретой виднелась справа. Слева, почти касаясь его, лежал Акон. После первой же затяжки реальность приобрела немного другие очертания, а тело стало приятно невесомым. Темная комната, в которой они лежали, лишь способствовала расслаблению. Не напрягая зрение, казалось, что ты и дым – одно целое, что он растворяет тебя, и твое существо становится подобным серому туману, который медленно поднимается к потолку, заполняя всё вокруг. И никаких мыслей, тянущих вниз… никаких.
Да, хорошо, что Акон работал в этом Исследовательском Бюро. Каких вещей в его офицерской квартире только не было... из тех, естественно, что доставляют удовольствие. Поэтому как к Мацумото ходили за выпивкой (а некоторые, в том числе Шухей, не только за ней), так к Акону наведывались за чем покрепче. Только вот не всех он жаловал. И нужно было найти подход. Кое-кто сумел.
Хисаги снова затянулся. На этот раз сигарету изо рта взяли чужие пальцы. Шухей всегда удивлялся его рукам - мужественные, красивые, но с такой нежной кожей, словно Акон никогда не брался за занпакто. Лейтенант отстраненно проследил за удаляющимся красным угольком. В темноте все действительно выглядело иначе - и не важно, накурился ты перед этим или нет.
Тонкие губы сжали сигарету, и через несколько секунд фитиль окутало дымом. Хисаги все наблюдал – он просто не мог оторваться, даже если бы и захотел. Акон повернулся, и их глаза встретились. Шухей машинально потянулся вперед и прижался к его губам своими. Поцелуй получился влажный, ласкающий. Он доставил удовольствие, которого требовало тело, освобождающееся от контроля рассудка, когда все поцелуи должны быть долгими, но глубокими и неторопливо жадными, чтобы успеть почувствовать каждую секунду, каждое движение – в таком состоянии это приобретало новый оттенок чувственности, который не получишь в обычной жизни. Стоило отстраниться, как сигарета в руке Акона была уже рядом. Взять ее ртом, касаясь пальцев, и вдохнуть тяжелый дым... медленно.
Они могли лежать так всю ночь, а после не прийти на работу просто потому, что не знали, что уже утро. Могли не спеша целовать, ласкать друг друга, заполняя комнату голубоватым туманом выкуренных сигарет. А после кто-нибудь сделает другому минет. Не торопясь, доставляя столько удовольствия, насколько позволит умение и мутный рассудок. Подобные "вечеринки" эти двое устраивали не часто, иначе они бы потеряли свою притягательность, перейдя в разряд приевшихся развлечений. Но им обоим пока нравилось. А раз так, то у Акона всегда имелось в запасе что-нибудь новенькое.
Так и сейчас, потушив окурок в пепельнице, он провел рукой по обнаженной груди Хисаги и придвинулся чуть ближе. Они спали друг с другом пару раз, может больше. После такого отдыха сложно вспомнить точно. Но это было приятно. И теперь чужой язык ласкал уже затвердевший сосок, а рука спускалась все ниже к паху, разогревая расслабленное тело для дальнейших действий. Шухей не шевелился, предоставляя своему партнеру делать, что вздумается, потому что проявлять какую-либо инициативу он не хотел, да и просто не мог. И Хисаги был уверен – Акон не разочарует. Мягкие губы спускались все ниже - туда, где рука уже легко сдавливала и поглаживала напрягающуюся плоть. Шухею нравилось ощущение, оставляемое его пальцами - они сжимали уверенно, сильно, но не причиняя боли. Разве только чуть-чуть, когда это еще доставляет удовольствие. А эти губы... доводили до оргазма слишком быстро, но не давали излиться, мучая медленно, неторопливо... Когда они накрыли его сверху и втянули в себя, Хисаги не сдержался и слегка подался бедрами вверх. Нахлынувшие ощущения постепенно все больше вырывали его из тумана полузабытья. Не хватало сигарет, хотелось почувствовать, как дым заполняет легкие, вновь обволакивая сознание, в то время пока длятся эти мучительные ласки. Рука машинально потянулась к лежащей рядом пачке. Акон остановился, выпустив напряженную плоть изо рта.
- Я не хочу, чтобы ты курил сейчас.
Хисаги подчинился. Шинигами бросил на него еще один взгляд и снова опустил голову между чуть согнутых ног лейтенанта. Спинкой языка он провел снизу вверх по всей длине, затем обведя по кругу и прикасаясь другой стороной к головке. Губы сжались плотным кольцом сверху, вбирая в себя как можно глубже, а затем подаваясь обратно, чтобы снова медленно скользить вниз. Шухей глухо застонал - тело сейчас не подчинялось ему, посылая в мозг только чувствительные импульсы. Он ощущал, но не контролировал себя, когда, запуская пальцы в волосы, надавил на затылок, требуя, чтобы Акон двигался быстрее. Но тот остановился.
Хисаги удивленно приподнял голову. Обычно все заканчивалось не так. Но прочесть что-либо в лице партнера не представлялось возможным. Третий офицер потянулся к тумбочке рядом с кроватью и, открыв верхний ящик, достал небольшой пузырек с таблетками. Вытащив одну, он убрал остальные на место, а оставшуюся взял губами и приблизил ко рту лейтенанта. Шухей все еще не понимал, что тот хочет сделать, но пальцы Акона уже раскрывали его губы. И тот решил не сопротивляться.
Во рту таблетка приобрела отвратительный вкус. Хотелось ее выплюнуть, но шинигами слишком крепко прижался своими губами и глубоко ввел язык. Судорожно сглотнув, Хисаги наконец смог свободно вздохнуть – Акон отпустил его.
- Не волнуйся. Тебе понравится. Это должно устранить все неприятные ощущения.
Шухей непонимающим взглядом уставился на него. Тот лишь улыбнулся.
- Предоставь все мне.
Хисаги кивнул. В паху ныло все настойчивее, но когда он потянулся туда рукой, то был достаточно резко остановлен. В следующий момент на плече сжались зубы, надавливая сильнее. Должно было быть больно. И было, но так, когда это приносит удовольствие, до какой бы степени боль не доходила. Когда Акон отстранился, на коже обозначились алые следы от укуса. Офицер улыбнулся – средство действовало.
Хисаги смотрел на него, не отрываясь, губы пылали. Пожалуй, он больше никогда не видел, как этот человек улыбается, кроме как здесь, в такие моменты их близости. Они слились в поцелуе - сначала играющем, а затем глубоком и неторопливом. Руки скользили по телу, исследуя каждую линию, слегка касались напряженной плоти, требующей внимания. Шухей тянулся навстречу этим прикосновениям, не в силах больше растягивать игру.
Акон мягко перевернул его на живот. Под бедрами, приподнимая их, оказалось свернутое одеяло. Губы легкими поцелуями прошлись по спине. Слегка покусывая плечи, шинигами опустился на поясницу и ниже. Пальцы мягко развели ягодицы, смазывая внутри. Акон на мгновение отстранился, меняя положение. Шухей ждал, что он введет их внутрь, но вместо этого в него сразу довольно резко вторглась твердая плоть, заставив лейтенанта выгнуться. Было больно, ощутимо больно, но эта боль не приносила ничего, кроме удовольствия. Хисаги подался бедрами навстречу, насаживаясь глубже, и застонал, цепляясь за подушку. Это было выше его ожиданий. В паху еще сильнее разливалось возбуждение – таким твердым он не был, наверное, никогда. И хотелось, чтобы его не отпускали как можно дольше, а лишь сильнее входили внутрь, заполняя его всего. Погрузившись до конца, Акон чуть слышно застонал - упругое тело, принимающее и плотно сжимающее его, заставляло испытывать небывалые ощущения. Он плавно подался назад и начал медленно двигаться, задавая ритм.
Хисаги закусил запястье, тяжело дыша. Медленные движения Акона доводили лейтенанта до дрожи во всем теле. Невозможно было терпеть. Он вновь потянулся рукой вниз, но партнер уже перехватил инициативу, сжимая его плоть, скользя по всей длине плотно сомкнутыми пальцами. Шухей застонал громче, прогибаясь в пояснице. И казалось, что эта игра вот-вот сведет с ума, пока Акон, доведя обоих до пика, не позволил ему излиться вместе с собой, прижавшись как можно плотнее к упругим бедрам.
Потом они лежали рядом, не говоря ни слова. Шухей потянулся за новой сигаретой. На этот раз его любовник не возразил и лишь приоткрыл губы, вдыхая дым, выпущенный ему в рот. Затем последовал еще один долгий и медленный поцелуй.
Сейчас им было бесспорно хорошо вдвоем. И не нужно было думать о завтрашнем дне, лежа в абсолютно темной, теплой комнате. Пока они чувствуют близость друг друга, пока могут забыться и быть любимыми столько, сколько захотят. И ничто не потревожит их маленький мир забвения. Ничто и никто…
Хисаги затянулся и выпустил последний причудливый узор густого дыма… после чего, не глядя, затушил окурок в переполненной пепельнице.


@темы: фанфикшн, Готей13, NC17

Комментарии
2009-11-18 в 09:16 

когда все поцелуи должны быть долгими, но глубокими и неторопливо жадными, чтобы успеть почувствовать каждую секунду, каждое движение – в таком состоянии это приобретало новый оттенок чувственности, который не получишь в обычной жизни.
видно, что автор знает, о чем пишет)
низок поклон)
Хисаги лишь наблюдал за дальнейшими действиями.
вот это неправда
как же он наблюдал, когда лежал на животе
в целом нравится текстик. стройное, гармоничное описание обдолбанного секса, и ощущения хорошо переданы.
тру)
простите, Акон это с рожками такое существо?) из 12ого?
а то уже нарисовать хоцца, а искать лень)

2009-11-18 в 13:02 

"Думаете ли вы, что можете, думаете ли вы, что не можете, вы абсолютно правы"/ "Если у Вас за спиной кричат «Дурак!», то это не повод оглядываться"
трын-трава да, именно это самое существо)) а арт потом можно будет увидеть?
*перечитал текст* Оо а он и правда на животе уже... замечтался я, неверное, когда описывал)))) *исправлю*

2009-11-18 в 13:22 

Gin-no heishi все что рисую по бличу, здесь выкладываю
если нарисуется - увидите)

2009-11-18 в 13:30 

"Думаете ли вы, что можете, думаете ли вы, что не можете, вы абсолютно правы"/ "Если у Вас за спиной кричат «Дурак!», то это не повод оглядываться"
трын-трава хорошо)

   

Bleach!

главная