Boogiepop
I'm just a random girl with gentle manners
Название: Городские легенды. Легенда первая: «Каменное сердце».
Авторы: Boogiepop (Masato), Givs-san.
Дисклеймер: Все права на персонажей (кроме некоторого, пробегающего мимо, бреда) принадлежат Кубо Тайте.
Вдохновитель: Общее желание стра-а-ашно спошлить х3
Статус: Закончен.
Размер: Медиум.
Жанр: Романтика, Эротика, Юмор.
Герои: Рангику, Рукия, Орихиме, Джеки, Ячиру, Йоруичи, Урахара, Ичиго, Шунсуй, Улькиорра, Нойтора.
Пейринг: Улькиорра/Орихиме, Урахара/Йоруичи (намёком).
Описание: Об этом Клубе широко известно в узких кругах. Кто-то крутит носом, кто-то с жадностью впитывает любой слух, однако всех этих людей объединяет одно: они ХОТЯТ попасть в Клуб. Но только немногие избранные знаю, что же из себя на самом деле представляет это тайное общество. В Клубе нет запретов или ограничений, эмоции и чувства выдвигаются на первый план, растапливая сердца и обращая атеистов в свою веру. Цикл "Городские легенды" покажет вам, чего именно можно достичь, обладая изобретательностью Урахары Киске и хитростью Шихоуин Йоруичи, являющихся владельцами Клуба.
Рейтинг: NC-17.
Размещение: Запрещено.
Предупреждения: OOC, AU, Adult, Ship.
От автора одын (Givs-san): Спасибо за идею, вдохновившую меня на написание сего фанфика, Boogiepop) мне очень приятно работать с тобой. Надеюсь на дальнейшее успешное сотрудничество.
От автора другой (Boogiepop): Авторы - два стра-а-ашных человека :3 Если вас это не пугает, то надеюсь, вы получите такое же удовольствие от чтения, какое мы получили от написания. Большое спасибо Givs за возможность и толчок создать нечто такое-эдакое. Надеюсь, что наш цикл не загнётся на первом же фике : )

Настенные часы тихо тикали, отсчитывая секунду за секундой. Окна были занавешены плотными шторами, не пропускающими ни единого лучика утреннего солнца, лишь красивая настольная лампа освещала кабинет, бросая матово-жёлтые блики на покрытые ровным слоем светлой краски стены и мрачного мужчину, сидящего за столом. Он теребил в руках карандаш и делал пометки в лежащем перед ним листочке, изредка кривя губы, словно видел что-то неправильное.
Когда тяжёлая резная дверь в кабинет распахнулась, он даже головы не поднял, прекрасно зная, кто мог так бесцеремонно ворваться в его обитель, не утруждая себя стуком или хотя бы предупреждением. Мягкий ворсистый ковёр проглотил звуки шагов, а лампа едва заметно мигнула, принимая в объятия своего матового света ещё одного человека.
- Итак, что мы тут имеем? - Красивая девушка, откинув за спину длинный хвост, прислонилась к краю письменного стола, за которым сидел светловолосый мужчина в забавной панамке, и взяла в руки листок, исписанный целой кучей цифр. - И чего ты такой недовольный, ведь он же исправно платит?
- Да, он исправно платит, но просто состоит, как будто в кружке по шитью! - с возмущением откликнулся тот, барабаня пальцами по столешнице. - У нас приличное заведение, а не детская песочница.
- Приличное заведение? - хитро прищурив янтарные глаза, переспросила Йоруичи. - Ты ни с кем нас не перепутал?
- Не драматизируй – мы же не продаём наркотики, - отмахнулся Киске. - Мы вообще сейчас о нём говорим. - Он положил на стол фотографию бледного красивого юноши. - Вся проблема в том, что он не пользуется нашими услугами – это не нормально.
- Не нормально для кого? - Девушка вздохнула и, взяв фото, стала изучать лицо изображённого там человека, накручивая на палец локон волос. - Хорошенький, вот только взгляд у него такой… такой…
- Несчастный, - закончил за неё Урахара. - Он понижает репутацию моего заведения. Вот представь себе: приходит новый клиент, а тут выныривает это нечто с печальными глазами, и у визитёра сразу мысль о том, что мы плохо работаем, халтурим, раз такому красавчику не сумели подобрать пару. Всё, репутации каюк!
- Драматизируешь сейчас ты, - фыркнула Шихоуин, усаживаясь на стол и закидывая ногу на ногу. - Ну, не хочет сейчас парень никаких отношений – что тут поделаешь.
- На кой хрен тогда вступать в Клуб, занимающийся как раз устройством отношений? - Картинно всплеснув руками, Киске закрыл ладонями лицо и протяжно застонал. - Одни убытки с этими клиентами.
- Заканчивай истерику – мы что-нибудь сообразим. - Йоруичи задумчиво поскребла ногтями засохшее пятно на столешнице, затем, улыбнувшись, потянулась за телефоном. - Я, кажется, придумала!
Мужчина удивлённо моргнул и отодвинулся, решив не мешать предполагаемому разговору, однако Шихоуин перехватила его за предплечье и, приложив палец к губам, быстро набрала номер. Гудки сменялись гудками, а и без того кошачья улыбка смуглой девушки становилась всё более интригующей, пробудив в Киске любопытство. Он придвинулся и приложил ухо с другой стороны трубки, вслушиваясь в монотонность сигналов. Наконец, динамик шумно крякнул и разразился смачным ругательством.
- Рангику! - Йоруичи так солнечно улыбнулась, словно собеседник мог её видеть. - Как поживаешь?
- Пока не попала под дождь – всё было прекрасно, - послышался раздражённый голос из динамика. - Ты что-то хотела? Мне тут разговаривать некогда – Кучики летучку устраивает, а я опаздываю.
- Это дело пары минут, - мурлыкнула Шихоуин. - Скажи, господин Шиффер же является деловым партнёром вашей компании?
- Ну, допустим, а что?
- Он часто к вам наведывается?
- Раз в год по обещанию, - фыркнула Матсумото. - Хотя в последнее время зачастил – раза два в месяц точно приезжает.
- Ой, как интересно! - прищурилась девушка, косясь на Урахару, который удивлённо косился в ответ, пытаясь понять, что же она задумала. - Не в курсе причины столь пристального внимания?
- Честно – нет, хотя есть одно предположение. - Рангику замялась на некоторое время, затем послышался душераздирающий гудок автомобиля и рёв кого-то очень рассерженного: "Куда прёшь, мудила?!"
Парочка, распластавшаяся на столе, терпеливо ждала, когда собеседница закончит ругаться. Киске вовсю симафорил, пытаясь выведать у своего зама план, но та лишь отмахивалась, а затем, перекрывая дальнейший поток несуразной мимики, просто сжала пальчиками губы управляющего.
- Твою мать! - рыкнула Матсумото, возвращаясь обратно в мир живых. - И кто этих козлов пускает за руль, ведь копытами водить машину неудобно?! - Она шумно выдохнула и внезапно нормальным голосом продолжила: - Насколько я помню, Улькиорра состоит в Клубе, так?
- Ну, возможно, - уклончиво отозвалась Шихоуин.
- Да ладно тебе! Я с ним дважды сталкивалась на ступеньках. - Рангику хихикнула. - Я так думаю, для вас не секрет, насколько этот мальчишка непрошибаемый. Несмотря на свою молодость, он уже успел добиться таких успехов в бизнесе, какие нашему директору даже не снились. При этом он ведёт себя так, словно вообще никаких эмоций не испытывает – вот натурально скала! Никогда не улыбается, даже взгляд всё время такой… такой…
- Несчастный, - шёпотом подсказал Киске.
- Точно! - радостно согласилась собеседница и тут же осеклась. - Господин Урахара?
- Тебе послышалось, продолжай, - самым елейным голоском протянула Йоруичи, спихивая управляющего со стола и придавливая его к полу ногой, чтобы не барахтался.
- Странно... ну, неважно. В общем, господин Шиффер - это гранитная плита, неподвластная никаким человеческим чувствам. Может, его в детстве лопаточкой побили или куличики растоптали – не знаю. Однако тут недавно устроилась новая секретарша – Иноуэ Орихиме. Она сейчас сидит в приёмной Рукии и выполняет всякие поручения, попутно калеча себя. Девочка, конечно, очень хорошенькая, но крайне неуклюжая. Так вот, с тех самых пор, как Улькиорра впервые увидел это несуразное создание, он стал наведываться едва ли не каждую неделю, чем вогнал в ступор наших директора и его зама. Вот такие дела. В общем, давай часа через два поговорим, а то я уже стою в приёмной. - Матсумото быстренько отсоединилась.
Йоруичи положила практически раскалившуюся трубку на столешницу и убрала изящную ножку с груди Урахары, который, прикрываясь панамкой, недовольно сопел. Присев рядом на корточки, девушка подпёрла кулачком подбородок и щелчком пальцев убрала шляпу с лица мужчины.
- Только не говори, что мой план шикарен - я и так это знаю, - мурлыкнула она, улыбаясь в ответ на хмурое лицо начальника.
- Ладно-ладно, - проворчал тот, приподнимаясь с пола. - Только у меня будет одна просьба.
- Какая? - удивилась Шихоуин.
- Если ты будешь и дальше практиковать этот метод удерживания меня на полу – не надевай больше, пожалуйста, юбки.

Не сказать, чтобы Матсумото так уж сильно удивилась неожиданному звонку Йоруичи, но это событие легко можно было вычеркнуть из списка стандартных ситуаций. Хозяйка Клуба – за глаза все её так называли – никогда ничего просто так не делала. И уж тем более не задавала настолько прямых вопросов. Впрочем, когда дело касалось Шихоуин, прямота и честность становились крайне относительными понятиями.
Рангику быстро прошествовала сквозь матовые стены приёмной и на секунду замерла. Тряхнула длинными светлыми волосами, избавляясь от капель чёртового дождя, о-котором-хоть-бы-одна-собака-заикнулась-будь-прокляты-все-метеорологи-этого-города-до-десятого-колена, и отворила дверь кабинета заместителя директора «Кучики Инкорпорейшн» и, по совместительству, её лучшей подруги – Кучики Рукии.
Поймав на себе взгляд обозлённых фиалковых глаз, молодая женщина вздрогнула, неосознанно подаваясь назад. С дрожью удалось справиться довольно быстро, но всё равно хотелось оттянуть момент, когда Рангику останется с этой комнатной фурией один на один. Финансовый директор повернулась к секретарю и проговорила жалостливым голосом:
- Иноуэ, солнышко, подай, пожалуйста, два кофе.
- Хорошо, госпожа Матсумото, - кивнула девушка.
Рангику неровно улыбнулась, задушив нервное хихиканье где-то между коренных зубов, и зашла в кабинет, тихо прикрыв за собой дверь.

Когда Орихиме в первый раз увидела свою начальницу, то долго не могла поверить, что про неё ходили… ТАКИЕ слухи: жуткие, граничащие между вымыслом и реальностью. По словам девчонок из секретарского отдела, Кучики Рукия представляла собой гибрид жестокосердной стервы и гарпии-людоедки, готовой разорвать человека за малейшую провинность. Иноуэ всем убежавшим в район щиколоток сердечком не хотелось в это верить, но факты говорили за себя: прошлая помощница госпожи Кучики до сих пор ежемесячно получала за счёт компании пакет антидепрессантов. Орихиме сама подносила чеки начальнице на подпись.
С другой стороны, пока что с ней комнатная фурия – так прозвали Кучики на этаже – обходилась, можно сказать, по-божески. Правда, она ещё и не видела, как Орихиме падает от неожиданности со стула каждый второй раз, когда на телефоне загорается лампочка вызова из кабинета, или как она несколько раз роняла отчеты, перемешивая все документы, а потом трясущимися руками раскладывая их обратно по порядку. Да и вообще, почти не видела позорных моментов только начинающейся карьеры девушки. Для Кучики госпожа Иноуэ Орихиме была всего лишь кристально чистым резюме с приложенными к нему пятёрочными табелями успеваемости: одним – из школы, вторым – из института.
Будь случай другим – Иноуэ давно бы уже обиделась на начальницу и попыталась наладить с ней контакт. Здесь же она радовалась тому, что госпожа Кучики привыкла всё делать сама, и помощник ей был нужен исключительно в роли автоответчика или предмета мебели перед дверью кабинета. Абсолютно не важного предмета мебели, на одном уровне с комнатными растениями. Вроде живой, а глянешь – не шевелится.
Орихиме грустно вздохнула, разливая в маленькие белые и абсолютно безликие чашечки чёрный напиток. Девушке было ужасно обидно, что такой чертовски хороший специалист прозябает на подобной низкой должности. А всё её врождённая скромность и неуклюжесть! Ещё не забыть про стеснительность и абсолютное отсутствие острых зубов, таких необходимых в той сфере, где Иноуэ хотелось работать. И не просто работать, а зарабатывать! Она с завистью смотрела на сотрудниц, сновавших мимо её стола: на их новые туфельки с лакированными каблуками, на серые, на первый взгляд безликие, офисные костюмы, оказывающиеся на поверку от «Роберто Ковали» и «Гуччи»; ловила отголоски дорогих духов; глядела на ровный слой загара и дорогущую косметику на лице; слушала рассказы о богатых и красивых любовниках, о новых машинах и квартирах, в которых ремонт делали не когда с затопленного соседями потолка отваливается старая штукатурка, а когда становился модным новый стиль интерьера… И вспоминала собственную жизнь, от которой девушке хотелось уронить голову на сложенные лодочкой руки и громко и жалобно завыть, где единственным существом, искренне тебя любящим, была кошка, из жалости подобранная зимой около крыльца дома. Ну, и мама на другом конце провода за чёрти сколько километров.
Отчего-то всё в жизни Орихиме складывалось неправильно. Её не брали на работу, на которую она хотела. Причины были разные: от того, что кто-то просто оказался удачливее, хотя и не настолько шикарнее в профессиональном плане, до того, что Иноуэ просто отказывалась спать с очередным нанимателем.
Она подавила судорожный вздох и поставила чашки на маленький поднос.
Да уж, очередную ухоженную руку она видела у себя на коленке куда чаще, чем положено было в её… невинном положении. Этот аспект жизни, кстати, тоже вызывал у рыженькой девушки волну подавленного унижения. Вроде бы на красоту или телосложение она не жаловалась никогда, но ни один парень, даже если и брал у неё телефон, так и не перезванивал. Вот всё при ней: и грудь большая, красивая (помнится, одна её сокурсница готова была родину продать за шанс её потискать), и фигура отличная – тонкая и пышная в исключительно нужных местах, и волосы длинные и мягкие, тёплого рыжевато-каштанового цвета…
Погрузившись в свои мысли, Орихиме не заметила, как вошла в кабинет начальницы и, даже ни разу не запнувшись, поставила на стол кофе.
Вот только счастья нет…
Ещё один горестный вздох сорвался с губ Иноуэ.
- Вам нездоровится? – Холодный голос вырвал девушку из собственных мыслей.
Орихиме вздрогнула, подскочила на месте и принялась стремительно краснеть. На неё пристально, снизу вверх, смотрели фиалковые глаза начальницы без каких-либо намёков на эмоции.
- Так и будете молча хлопать глазами или всё-таки скажете, в чём дело? – Она не была груба, не орала, но интонация вымораживала Иноуэ до костей.
- Всё хо-хо-хорошо, госпожа Кучики, – наконец, справилась с собой перепуганная девушка. – Ч-ч-что-нибудь ещё?
- Нет. Можете идти. – Рукия мгновенно потеряла к секретарю всякий интерес, пригубив кофе.
Глазной контакт распался, и обладательница рыжих волос и доброго нрава поняла, что снова может дышать. Она развернулась и, стуча каблучками, стремительно понеслась к спасительной двери, прочь из кабинета.
Заместитель директора поймала на себе осуждающий взгляд подруги.
- Что?!

Общение с Рукией, особенно по деловым вопросам, всегда отнимало много сил, но сегодня это существо, видимо, решило просто побить все свои рекорды. Выходя из кабинета, Рангику чувствовала себя, да и подозревала, что и выглядела, как старая облезлая кошка, которую недобрый хозяин пытал паяльником, предварительно продержав пару часов в сухой центрифуге. Перед тем как выпнуть Матсумото из кабинета, Кучики всучила ей в зубы толстенную папку с бухгалтерскими счетами, которые требовалось разобрать и доставить новому партнёру фирмы, а так же этого же самого партнёра заботливо просветить по всем возникшим вопросам. Правда, зачем «Кучики Инк» понадобились спутниковые антенны – финансовому директору осталось непонятно…
Она посмотрела на объёмную жёлтую папку, перевела удручённый взгляд на уютный кожаный диванчик, расположившийся аккуратной горкой в углу приёмной, надёжно спрятанный и от двери в кабинет Рукии, и от тех, кто может неожиданно войти из коридора, и решила, что за двадцать минут ничего не случится. Рангику тут же повеселела, улыбнулась, кивнула, одобряя сама себя, и, гордо сверкая коленками, потопала к комфортабельной мебели.
- Ох, ну и умотала меня твоя начальница, солнышко! – весело промурчала Матсумото, задирая ноги и скрещивая их в воздухе.
Иноуэ сидела за столом напротив и была явно чем-то занята, но всё равно приподняла голову от клавиатуры, смущено улыбнулась и снова вернулась к очередному отчётному документу. Рангику надула губки. Если честно, она рассчитывала на нечто более содержательное, хотя бы на диалог, но девочка Рукии как всегда была до безобразия прилежна. Повод задержаться в помещении подольше стремительно таял, ускользая со скоростью холодной пиццы после знатной попойки, а за окном всё так же лил дождь.
Женщина недовольно поморщилась.
Надо же было такому случиться, что именно сегодня у неё полетели все свечи зажигания! Именно поэтому пришлось бросить машину около тротуара и топать десяток кварталов на своих двоих. «А сервис наверняка приедет только к вечеру-у… – уныло размышляла обладательница больших серых глаз. – А штрафов за стоянку-то сколько натечё-ёт…» От последнего стало совсем грустно. Надо бы на днях заехать в Клуб и потрясти Йоруичи на предмет повышения жизненного тонуса. Губы сами собой растянулись в хитрющей кошачьей улыбке. Кстати, о Йоруичи… Рангику достала из внутреннего кармана серебристый прямоугольный мобильник и, откинув крышку, нажала на кнопку быстрого набора. Ответили ей мгновенно.
- Да-а?..
- Привет ещё раз, дорогая, – весело поприветствовала смуглянку Матсумото. – Ну, ты меня прям заинтриговала сегодня. Зачем тебе понадобился Шиффер? Неужели всё-таки окончательно решили растормошить несчастного мальчика?
- Подумываем над этим, – как всегда ускользнула от ответа девушка на той стороне провода, – а то наш многоуважаемый управляющий всё сильнее переживает, что постная мина господина Улькиорры роняет статистику его заведения.
- Мне кажется, ему в твоём присутствии стыдно хоть что-то ронять, – хихикнула молодая женщина, прищуриваясь.
- Опять ты за своё!.. – Рангику не видела этого, но готова была поклясться, что Шихоуин закатила глаза. – Если ты поэтому звонишь, я отключаюсь.
Спят или не спят управляющий с его замом друг с другом – давно уже стало любимой темой каждого редкого собрания Клуба. Её не уставали пережёвывать и обсасывать со всех сторон, что поначалу неимоверно бесило Йоруичи. Сейчас Хозяйка уже перестала открыто беситься от любого упоминания их возможного романа, но отголоски ещё остались.
- Нет-нет, извини, не сдержалась, – снова хихикнула Матсумото. – Так что там с Шиффером?
- А ты всё такая же интриганка? – растягивая гласные, спросила Шихоуин.
- Обижаешь, – пожала плечами Рангику. – Если бы не я и моя любовь к «сюжетным поворотам», у вас бы и половины клиентов не было.
- Да-да, я помню.
- И?..
- И, да, я подумывала принять в клуб эту хорошенькую секретаршу младшей сестрёнки Кучики.
- Хм… – большие серые глаза прищурились и бросили осторожный взгляд на девушку за компьютером.
Орихиме что-то быстро-быстро печатала, высунув кончик розового языка от усердия. Длинные волосы соскользнули из-за плеча, и она торопливо заправила рыжеватую прядь за ухо.
- Не сомневайся, Рангику, – знакомым тоном, означающим что-то очень… весёлое, проговорила Йоруичи. – Ты же знаешь – я никогда не ошибаюсь в таких вещах.
- Да уж, прям природное чутьё, – усмехнулась Матсумото.
- Я знала, что ты поможешь.
- Вообще-то, я ещё не согласилась…
- То есть ты отказываешься от такой возможности?! – в притворном ужасе зашептала собеседница.
- Этого я тоже не говорила… – Рангику прикусила нижнюю губу в предчувствии любимой забавы.
А жизнь-то налаживается! И дождь уже не казался таким уж противным, и задание от Рукии – настолько сложным…
«Ага! Вот оно!»
- Когда вы собирались начать? – понизив голос, спросила светловолосая женщина.
- Думаю, уже скоро, а что? – Йоруичи, кажется, поняла, что собеседница уже что-то задумала.
- Могу предоставить возможность уже сегодня, – сказала Матсумото так, чтобы не было слышно за столом напротив.

Иноуэ, наконец, поставила последнюю точку в отчёте за последний квартал и довольно выдохнула. Она вытянула вперёд руки и выгнулась, чувствуя приятную тягучую боль в плечах и пояснице. До конца рабочего дня оставалось всего полчаса, поэтому Орихиме уже предчувствовала, как завалится в ванну с пахучей пеной и хорошенько отдохнёт, а потом сядет перед телеком и посмотрит фильм, который она купила пару недель назад, но до которого всё никак не доходили руки, точнее, глаза.
Напевая прилипчивый мотивчик какой-то современной поп-группы, девушка хотела было выключить компьютер, когда со стороны дивана, на котором с ногами расположился их финансовый директор, донёсся полный неземной муки и боли стон. Орихиме удивлённо моргнула и замерла. Стон повторился. Теперь уже точно со стороны того злополучного диванчика. Предчувствуя, что сейчас ей либо придётся бежать в аптеку, либо ещё чего похуже, Иноуэ подавила желание самой мученически застонать.
- Госпожа Матсумото? – слабым голосом спросила она. – Что-то случилось?
- Начальница твоя случилась, солнышко! – лебедем умирала Рангику, запрокидывая голову. – Я так просила её… Так просила! Умоляла, прям!!! Но эта тиранка… – женщина, дрожа ресницами, приоткрыла глаза и повернулась к секретарю. – Она хочет старую больную женщину заставить ехать на другой конец города и тащить эти дурацкие документы какому-то партнёру.
- Хотите, я отвезу их? – на автомате выдала наивная помощница и тут же едва со всего маху не укусила себя за язык.
«Идиотка! Идиотка! Идиотка!» – Орихиме даже зажмурилась от досады.
- О! Это было бы так кстати… – всё ещё «умирала» женщина на диване. – Ты такая хорошая, солнышко…
- Да, – вздохнула Иноуэ и встала из-за стола.
Девушка подошла к шкафу рядом с диваном и достала из него своё старенькое пальтишко. Она нашла в себе силы улыбнуться и посмотреть на Рангику.
- Куда вам надо было отвезти пакет?
- Об этом не беспокойся, – растянула губы в улыбке госпожа финансовый директор «Кучики Инкорпорейшн», да такой странной, что у Орихиме непроизвольно пробежалась дрожь вдоль позвоночника. – Я тебе уже такси вызвала.
Когда Иноуэ приходила к выводу, что ей по жизни не везёт, всегда случалась одна и та же вещь – жизнь давала девушке очередную затрещину, и слова «не везёт» становились бледным подобием того, как она себя чувствовала. Во-первых, в шкафу не оказалось зонтика, в холле около выхода их, как назло, тоже разобрали. Во-вторых, дождь не только не закончился, как Иноуэ в тайне рассчитывала, но даже усилился, окончательно превратившись в ливень. И в-третьих, оказалось, что до такси, которое вызвала госпожа Матсумото, нужно было перебежать широкую проезжую часть и пройти в сторону ещё метров десять, потому что только там осталось свободное парковочное место.
Посмотрев в хмурое небо, Орихиме плотнее закуталась в тонкое пальто и сделала шаг под безжалостно-холодные капли. Была всего лишь ранняя осень, но под дождём, да ещё и ближе к вечеру, любой прохожий мог без зазрения совести обозвать её ноябрём.
Иноуэ пронзительно чихнула, чувствуя, как промокает ткань пальто и начинает прилипать к телу хлопчатобумажная блузка.
Ну вот… Не хватало ещё простуду поймать для полного счастья!
«Надеюсь, я надолго не задержусь», – девушка отодвинула манжет рукава и посмотрела на маленькие серебряные часики – стрелки показывали почти шесть часов.
Нужная машина нашлась быстро. В принципе, она заметила чёрное, блестящее даже сквозь дождь, такси ещё с крыльца здания компании. Оно сильно выделялось на фоне обычных городских автомобилей: машина как будто вынырнула из прошлого, годов из пятидесятых, когда люди, владеющие подобным средством передвижения, ценили в первую очередь комфорт.
Девушка приблизилась к нему, мелкими шажками обходя лужу и уже хотела взяться за полированную ручку и открыть дверцу, чтобы поскорее залезть внутрь, когда её неожиданно опередили. Проход в нутро автомобиля для Иноуэ распахнула высокая женщина. Присмотревшись, Орихиме смогла рассмотреть её: тёмная кожа, чувственные пухлые губы и большие синие глаза. Вообще, в компании работало много людей других национальностей, но такую экзотическую внешность помощница заместителя директора видела впервые. Водитель была одета в чёрную форму без нашивок и вообще каких-либо опознавательных знаков, а на лоб была низко надвинута фуражка, о козырёк которой разбивались крупные капли воды.
- Прошу вас, – подсказала женщина, и Иноуэ зарделась - надо ж было так откровенно рассматривать совершенно незнакомого человека! Н-да… Невесёлые напрашиваются выводы.
- Простите, – пискнула она, заскакивая в салон из белой кожи.
Усевшись на широкое заднее сидение, которое можно было назвать полноценным диваном и ни на йоту не покривить душой, девушка сморщилась: пока она рассматривала шофёра, успела промокнуть до нитки и сейчас вполне заслуженно пожинала плоды своего любопытства. Орихиме вздохнула и прижала к груди пакет с документами, откидываясь на спинку сидения.
Машина бесшумно скользила сквозь толщу льющейся воды уже около часа. Полчаса назад Иноуэ перестала поминутно смотреть на часы и недовольно возиться на мягком кожаном сиденье. Все её надежды на то, что в изолированном от улицы месте одежда высохнет, обернулись полным крахом: теперь она не только чувствовала себя мерзко в мокром одеянии, но ещё и ощущала, как всё явственнее замерзают руки и ноги, но, памятуя как она беззастенчиво пялилась на темнокожую женщину, Орихиме не решалась попросить ту включить печку. Да и предусмотрена ли печка в таких автомобилях?.. «Конечно, предусмотрена! – тут же поправила она себя. – Или богачи привыкли мёрзнуть?»
Кстати, о богачах...
Что же это за такси, которое так оперативно заказала госпожа Матсумото? Мало того, что обычные бомбилы никогда в жизни не догадаются выйти из салона и помочь пассажиру занять свое место, так с каких это пор они ещё и форму носят? А то, что на водителе была именно форма, Иноуэ не сомневалась – слишком уж официально она смотрелась.
Машина неожиданно свернула с главной улицы, заставив Орихиме поджать ноги от внезапного страха. А вдруг её везут куда-нибудь… не туда? Девушка решила не фантазировать, куда именно её могли отвезти, поэтому слегка испугалась, когда автомобиль так же резко и неожиданно оказался на пустом шоссе за пределами города.
Надо было запоминать повороты…
Следующие полчаса секретарша провела, скукожившись на заднем сидении автомобиля с прижатыми к груди документами – она как будто пряталась за ними, правда, толку от них в случае реального нападения было немного, но хоть что-то.
- Мы прибыли, – мягко проговорила водитель, останавливаясь около длинной лестницы.
Галька последний раз прошелестела под узкими колёсами, и Орихиме осмелилась пододвинуться к немного запотевшему стеклу: прямо перед ней темнел, возвышаясь, огромный особняк, который в неярком свете сумерек, становящимся ещё ненадёжнее из-за дождя, казался заброшенным и унылым, как будто тут уже много десятилетий никто не появлялся.
- А… А адрес верный? – слабым голосом спросила Иноуэ, поворачиваясь к пустому месту около руля.
Дверца сбоку от неё открылась, и от неожиданности девушка чуть не вывалилась из салона, вовремя вцепившись в край дивана из белой кожи. Она покраснела до корней волос и медленно прошлась взглядом сначала по чёрным брюкам, потом – по такому же чёрному пиджаку и, наконец, наткнулась на снисходительный взгляд. В больших глазах женщины, привёзшей её сюда, читалось такое милосердие – это, смутило Иноуэ ещё больше. Она часто оказывалась в ситуациях, когда была готова сгореть со стыда, но всё-таки было легче, если над ней смеялись. Или ругали. А не смотрели вот так – тепло и понимающе. Орихиме быстро вылезла из машины, бурча что-то, вроде «извините-спасибо-простите» в одном флаконе, и отряхнула пальто, тут же скривившись – ткань всё ещё была мокрой и ужасной на ощупь.
Машина отъехала, оставив девушку и дальше мокнуть под дождём, глядя широко распахнутыми глазами на несколько этажей тёмного камня особняка в стиле старой готики. В голову пришли мысли о графе Дракуле, заставив Орихиме нервно хихикнуть. Не настолько же она достала госпожу Матсумото, чтобы та отослала её в логово упырей из ужастиков? Или это её подбила госпожа Кучики?.. Иноуэ гулко сглотнула. А ведь с этой станется – не захотела разбираться с неуклюжей помощницей и…
Девушка торопливо помотала головой.
«Ну, что за глупости? Будь храброй, Орихиме! Будь храброй!»
Приступа храбрости и самовнушения хватило только на то, чтобы преодолеть три десятка ступенек и застыть с занесённой над звонком рукой. Спустя пару секунд секретарь замдиректора «Кучики Инк» сжала кулачок. Прошла минута. Иноуэ серьёзно задумалась над тем, чтобы попытаться просунуть пакет под дверь и отправиться домой отмокать в ванной…
Кстати, о птичках…
Орихиме медленно повернулась, осматривая большой двор с пустым ровным газоном.
А как она собралась обратно домой добираться?..
В тот момент, когда все внутренности заморозило от страха, позади раздался тонкий скрип, и в спину пахнуло теплом. Измученное тело позабыло о желаниях хозяйки и практически впорхнуло в благословенное уютное нечто, но девушка сдержалась, обернулась и снова застыла: дверь была открыта, но ни дворецкого, ни кого-нибудь, кто открыл бы её, на пороге не оказалось. Промокшая красавица ещё раз гулко сглотнула.
«Ох, не нравится мне всё это…»

В дорогом автомобиле пахло новенькими кожаными сидениями и туалетной водой, которая наполняла лёгкие вязким слегка удушливым ароматом, вызывая першение в горле. Улькиорра поморщился, нажимая кнопочку на двери, чтобы хоть немного приоткрыть окно – нужен был глоток свежего воздуха, который разбавит этот терпкий запах.
Новый деловой партнёр, с которым Шиффер решил побеседовать прямо в автомобиле, оказался весьма нервным субъектом неприятной наружности, который всем своим видом показывал, насколько ему претит общение с каким-то мальчишкой, воображающим о себе чёрт знает что. Начало встречи парня совсем не порадовало, так как долговязый партнёр по бизнесу едва втиснулся в довольно просторное пространство автомобиля, втягивая свои бесконечно длинные, как у кузнечика, ноги в салон, затем Улькиорру несколько удивило, что господин Джируга – так представился мужчина – всё время диковато улыбался, словно представлял своего оппонента вертящимся на шампуре.
Шиффер чувствовал глухое раздражение от этой встречи, так как разговор вышел даже более сухим, чем обычно. Ннойтора был предельно холоден, позволяя себе откровенно презрительные взгляды в сторону делового партнёра, и предельно краток, ссылаясь на собственную занятость. Как следствие – разговор практически не состоялся, получившись скомканным и каким-то отрывочным, прерываясь частыми звонками мобильного. Соглашения достигнуть не удалось, так как господин Джируга, ответив на очередной звонок, сказал, что более тратить своё время не собирается, добавив, что управление столь крупной компанией нужно бы поручить кому-то зрелому, а не мальчишке, на что Улькиорра отреагировал полным равнодушием – за столько лет в бизнесе он привык, что его считают дилетантом, не способным вести дела.
Куда больше его раздражали иные мысли, связанные с Клубом и его надоедливым хозяином – Урахарой Киске. Этот человек почему-то решил, что имеет право отчитывать Шиффера, как – чёрт бы его побрал – мальчишку.

Флешбек.
Тёмный кабинет практически проглотил Улькиорру, погружая в свою густую теплоту и мрачность. Шиффер всегда удивлялся этой особенности Клуба – тут никогда не было светло даже днём: шторы плотно закрывали все окна, комнаты освещались настенными лампами или большими люстрами, создавая подобие мистики. Однако ещё больше его удивлял управляющий – весёлый и даже несколько несуразный мужчина в панамке, таскающий с собой веер и говорящий всегда приторно-дружелюбным голосом.
Подойдя к столу, за которым сидел господин Урахара, парень остановился, оглядывая членов Клуба. Собрались практически все, за исключением, разве что, двух или трёх. Тут сидела госпожа Матсумото Рангику, которая являлась финансовым директором «Кучики Инкорпорейшн»; рядом расположился Кьёраку Шунсуй, поглядывающий нарочито прищуренными глазами в зону декольте первой; через стул от них, складировав ноги на стол, находился Куросаки Ичиго – парень, попавший в этот закрытый Клуб каким-то чудом; напротив него сидела Кусаджиши Ячиру – совсем маленькая и хрупкая с виду девушка, которая наматывала на палец жевательную резинку и со скучающим видом изучала потолок. На остальных он просто не обратил внимания, считая, что и эти люди слишком много времени заняли.
Моргнув, Улькиорра воззрился на господина Урахару, стараясь придать взгляду максимум доброжелательности, но, судя по бегающим глазкам последнего, удалось это весьма и весьма поверхностно.
- Присаживайтесь, - раздался мурлыкающий голос откуда-то из тени.
Парню даже голову поворачивать не нужно было – он сразу узнал эту интонацию, с которой говорила только госпожа Шихоуин. Кивнув, он отодвинул ближайший стул и опустился на него, ожидая, когда, собственно, озвучат причину собрания, которые проводились-то раз в вечность. На памяти Улькиорры их не было ни разу, хотя он являлся членом Клуба уже более полугода.
Тишина начинала давить на уши, тиканье настенных часов, которые, к слову, Шиффер заметил лишь благодаря тому, что других звуков больше не было, било по голове железным молотом, усиливая подступающую мигрень. Скосив глаза на Киске, парень чуть приподнял бровь, но мужчина лишь задумчиво сопел, спрятав руки под столешницей и сосредоточенно шебуршась там.
- Чёрт возьми, Урахара, заканчивай ты этот цирк и говори уже, зачем собрал нас здесь! - не выдержал Куросаки, скидывая ноги со стола и припечатывая ладонью по столешнице.
- Ой!
Улькиорра не сразу разобрал за восклицанием управляющего тихий хруст, но по повисшему заинтересованному молчанию понял, что что-то тут нечисто. Мужчина сокрушённо вздохнул, плечи его обречённо поникли, словно произошла какая-то непоправимая катастрофа. Парень потерялся в догадках о том, что бы это могло быть.
- Сломал? - сочувствующе раздалось всё из того же тёмного угла.
- Отломал, - совсем упавшим голосом откликнулся Киске.
- Приклеим, не расстраивайся. - Йоруичи вышла из своего закутка и склонилась над ним.
Янтарные глаза в удивлении распахнулись, а аккуратный ротик чуть приоткрылся.
- Ох ты ж бл...
- Да, - Урахара поднял на неё полный страдания взгляд. - Если его приклеивать, то он уже не будет таким, как раньше - потеряется устойчивость и форма. Чёрт… Даже не знаю, что делать.
- Ну... ну-у-у... - Шихоуин замялась. - Давай новый купим.
- Новый?! Ты издеваешься? Этот всю жизнь со мной был, рос со мной, возмужал тоже со мной! Я не могу его так просто выбросить!
Лица присутствующих с каждым словом всё больше вытягивались, а Куросаки и вовсе залился пунцовой краской, когда узкая маленькая ручка Йоруичи нырнула под стол.
- Печально… Мне будет его не хватать, - заключила она.
- А мне каково! Это же часть меня… - отозвался Киске. - Как я теперь без него?..
Улькиорра заскрипел зубами, понимая, что дико устал от сегодняшнего дня и вообще от всего, хотелось поскорее закончить и отправиться домой, чтобы принять душ и немного поспать, учитывая, что за последние пару суток отдых ему даже не отсвечивал, а тут разыгрался какой-то совершенно пошлый фарс, к которому сам парень не хотел быть причастным никаким местом. Он уже собирался демонстративно встать и покинуть помещение, как вдруг Урахара вытащил руку из-под стола и положил на поверхность маленькую круглую штучку, которая тихо звякнула о наполированную столешницу. Все присутствующие, глупо моргая, уставились на это непонятное что-то, силясь отогнать все неприличные картинки, связанные с этим диалогом.
- Что это? - решилась спросить Рангику.
- Наконечник от трости, - пояснил Киске, вытаскивая ещё и длинную палку. - Я пытался его прикрутить и даже почти преуспел, но крик Ичиго меня сбил с толку, поэтому я дёрнулся и отломал его.
- Не смей меня в этом винить, извращуга престарелый! - взбеленился обвиняемый, вскакивая со своего места.
- Сядь, Ичиго, - внезапно серьёзным тоном сказал Урахара и впервые за всё это время обратил внимание на Улькиорру. - Мы тут собрались по одному крайне важному вопросу.
Все разом нахмурились, понимая, что раз управляющий так резко изменил тон, то дело и впрямь весьма важное. Мужчина обвёл всех присутствующих взглядом, затем протяжно вздохнул и вновь воззрился на парня. Шиффер чувствовал себя в крайней степени неудобно, как школьник, отвечающий у доски – все присутствующие вытаращились на него, словно больше никого в этом помещении не было.
- Итак, господин Шиффер, у меня к вам такой вот вопрос – вы состоите в нашем Клубе уже порядка восьми месяцев, но так ни разу и не воспользовались предлагаемыми услугами. - Киске выдержал паузу. - С чем это связано? Может, вас качество не устраивает?
- Нет, меня всё устраивает, - ответил Улькиорра, пристально глядя на оппонента.
- Тогда потрудитесь объяснить, почему вы ни разу за это время не заказали пару?
- Мне это не нужно.
- А с какой целью вы вступили в Клуб, зная, чем мы занимаемся?
- Госпожа Матсумото сказала, что мне просто жизненно необходимо вступить сюда, чтобы избавиться от каких-то проблем. Правда, я так до сих пор и не понял от каких.
Повисла просто непроницаемая тишина, нарушаемая волнами совершенно дикого смущения, исходящими от Рангику. Взгляды присутствующих плавно переместились на неё.
- Так, может, госпожа Матсумото потрудится объяснить, что именно тут забыл господин Шиффер? - со смешком произнёс Шунсуй, отрывая взгляд от декольте женщины.
Тишине, образовавшейся вновь в кабинете, могли бы позавидовать все сверчки на свете – даже часы перестали тикать. Рангику отвела глаза, краснея, как помидор, и стараясь не сталкиваться с осуждающим взглядом Йоруичи, которая прекрасно поняла, какие именно проблемы имела в виду подруга.
- В любом случае, - прервал терзания Урахара, - нам нужно бы кое-что прояснить, господин Шиффер. Клуб создавался изначально для людей, которые не любят тратить попусту время и деньги, предпочитая мимолётные увлечения и встречи. Понимаете, о чём я?
- Нет. - Улькиорра пристально посмотрел на управляющего.
- Ну, когда вам вдруг захочется тепла и нежности, вы же не пойдёте к продажным женщинам, но и заводить непродажную не станете в силу занятости – я прав?
- Да.
- Тогда мы для вас очень полезны, устраивая этакие рандеву по обоюдному согласию, которые не требуют от вас никаких затрат – ни денежных, ни временных. Понимаете?
- Нет.
«Ой, дурак-дурак…» - ясно отпечаталось на лице Киске, но он сдержал свой естественный порыв, поправив чуть погнувшиеся поля панамки.
- Я… у меня пока нет больше к вам вопросов, господин Шиффер, вы свободны.
Конец флешбека.

Прикрыв глаза, парень чуть покачал головой, словно сбрасывая надоедливое воспоминание, но оно, как назло, намертво приклеилось к памяти банным листом. Улькиорра подпёр кулаком подбородок и уставился в окно, следя глазами за проходящими по пешеходному переходу людьми. Погода выдалась крайне дождливая, размазывая силуэты, создавая из них абстрактную серую мешанину, чуть затемнённую тонированным стеклом. Однако это тоже было, своего рода, хоть каким-то развлечением, которое помогало отвлечься от мыслей об этом неудачном со всех сторон дне. Провалившиеся переговоры, да и эти воспоминания как-то не добавляли и без того паршивому настроению ничего положительного.
- Мимолётные увлечения и встречи, - пробормотал Шиффер, прикасаясь пальцем к холодному стеклу.
Он не понимал, зачем это нужно, ведь в любом случае ничего хорошего не получится – простая связь без обязательств кому-нибудь да вылезет боком, и парень почему-то думал, что этим самым боком она вылезет именно у него. Копаясь в памяти, он с мрачностью констатировал, что девушкам в его жизни просто не находилось места – дела поглотили юношу с ранних лет, задвинув личную жизнь и прочие приятности, сопровождающие любого подростка, куда подальше. Карабкаясь вверх по карьерной лестнице, создавая прочную основу для будущего, Улькиорра практически позабыл, что значит теплота и чувства, полностью доверившись своей деловой хватке и сухому анализу, которые помогали куда лучше, чем обычные эмоции. К двадцати годам он получил должность финансового директора в крупной фирме, которой заведовал достаточно древний дедушка, а сейчас, в двадцать восемь, он сам стал генеральным директором уже своей компании, развернувшись в таких масштабах, о которых даже подумать не мог раньше. Однако что принесли ему благополучие и финансовая состоятельность? Выжженная дотла душа, наполненная абсолютной и непроницаемой пустотой, в которой не было места даже слабому проблеску эмоций, не говоря уже о каких-нибудь более сильных чувствах, вроде пресловутой любви или чего-то такого же значимого. Шиффер не умел любить и не принимал ту часть человеческой натуры, которая требовала тепла. Вернее, он уже не смог бы принять.
Вздохнув, парень откинулся на спинку сидения и закрыл глаза, пытаясь привести свои мысли, мечущиеся в подсознании испуганными кроликами, в порядок. Подобная разрозненность была противоестественна, поэтому он даже несколько растерялся, понимая, что не привык ловить собственный поток сознания, который сейчас напоминал разбушевавшийся водопад, сломавший какую-то преграду на своём пути.
«Жизненно необходимо вступить в Клуб, чтобы избавиться от каких-то проблем», - так говорила госпожа Матсумото, впихивая в ладонь Улькиорры чёрную визитку, на которой были чётко пропечатаны два номера телефона и какой-то непонятный вензель. Тогда парень даже представить себе не мог, что сможет задержаться в этом сообществе таких разных людей, потому что на момент вступления его заинтересовала только одна личность – Шихоуин Йоруичи. Эта женщина обладала необычной для японки внешностью: смуглая кожа, которая в свете клубных ламп отсвечивала расплавленным золотом; чуть раскосые янтарные глаза, глядящие с хитрым прищуром на остальных; длинные чёрные волосы, переливающиеся насыщенным фиолетовым оттенком. Шиффер даже готов был признать, что она красива… если бы умел сравнивать с остальными.
Парень резко распахнул глаза, поняв, что снова вспомнил о той девушке из приёмной госпожи Кучики. Иноуэ Орихиме была такой обычной и такой особенной одновременно, что Улькиорра поначалу даже растерялся, разрываясь между желаниями пройти мимо и задержаться чуть подольше. Она излучала какой-то непонятный свет и тепло, озаряя всю приёмную лёгкой мечтательной улыбкой и сиянием серых глаз. Тогда Шиффер впервые пожалел, что разучился чувствовать…
Звонок мобильного был подобен грому небесному, заставив парня изумлённо вздрогнуть и тут же нахмуриться от осознания, что его хотя бы косвенно, но застали врасплох. Глянув на дисплей, он нахмурился ещё больше, уподобляясь тучам на улице.
- Господин Урахара, - вместо приветствия озвучил Улькиорра, - чем могу быть полезен?
- У меня для вас срочный разговор, господин Шиффер, - официальным тоном объявил Киске, - поэтому не могли бы...
- Хорошо, - коротко бросил парень и выключил мобильник, затем, подумав, обратился к водителю: - В Клуб. Самой короткой дорогой.
Тот, не задавая лишних вопросов, кивнул и резко свернул в ближайший проулок, выводя машину из долгой пробки. Что ж… это даже любопытно – что там мог придумать управляющий.

- …приехать где-то через час, а ещё лучше – через два, к Клубу, чтобы мы могли обсудить текущие вопросы, - положив трубку на стол, произнёс Урахара и возмущённо засопел. - И чего он такой лаконичный? Я же даже договорить не успел!
- Не волнуйся, всё идёт по плану, - протянула Йоруичи, сладко потягиваясь на диване. - Ровно так, как и надо.
- Я очень на это надеюсь, - буркнул Киске, отворачиваясь от своего зама. - Потому что если уж это не подействует, то я умываю руки – он безнадёжен.
- Не паникуй раньше времени и сходи в лабораторию за своим изобретением. - Шихоуин повернулась так, чтобы видеть управляющего. - Скоро в библиотеку забредёт промокшая девочка, так что нужно всё подготовить.
- А ты чем будешь заниматься? - проворчал тот, проходя мимо дивана и словно ненарочно касаясь обтянутого тонкой тканью шёлковых брючек бедра.
- А я отнесу чай в библиотеку и разожгу там камин, - прошептала девушка, сверкнув глазами, которые вспыхнули, как два ярких драгоценных камня.
Урахара только ухмыльнулся, выходя из кабинета и направляясь к своей лаборатории, где он совсем недавно собрал формулу для прекраснейшего афродизиака, способного пробудить неистовое либидо даже у мумифицированного тысячу лет назад фараона.

@темы: Ичиго, NC17, Кьёраку, Мацумото, Ноитора, Рукия, Улькиорра, Урахара, пейринги, фанфикшн